Развитие высокочастотной торговли. Джастин Купер

Высокочастотная торговля (HFT) — это тип алго­ритмической торговли, которая использует современ­ные технологии для быстрой интерпретации данных и исполнения сделок. Уже к 2009 году высокочастот­ная торговля составляла от 60% до 73% всего торго­вого объема на американском фондовом рынке, учи­тывая, то HFT-трейдеры совершали тысячи или даже миллионы сделок в день. С тех пор популярность HFT- торговли начала снижаться вследствие высокой кон­куренции и правительственного расследования после «Мгновенного краха».

В данной статье мы рассмотрим развитие высоко­частотной торговли и основных игроков, а также при­меры HFT-сделок, риски и вознаграждение, и почему она вызывает споры.

История и игроки

Высокочастотная торговля начала развиваться вскоре после того, как Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) одобрила электронные торги в 1998г. В то время HFT-сделки занимали несколько се­кунд, и вычислительные мощности были относительно медленными, ограничивая эффективность этих страте­гий. Последующее сокращение времени исполнения сделок и увеличение вычислительных мощностей при­вело к росту популярности этого вида торговли.

В Соединенных Штатах HFT-фирмы составляют всего 2% от общего количества торговых компаний, но на них приходится наибольший объем торговли. Такие компании, как «Getco LLC», «Knight Capital Group», «Jump Trading» и «Citadel LLC» начали сосредотачи­вать свои операции на использовании в своих интере­сах даже небольшую неэффективность рынка. Так как они не использовали никаких рычагов и имели корот­кие периоды удержания сделок, то их стратегии теоре­тически обеспечивали низко-рисковые торговые воз­можности с высоким вознаграждением.

Прибыль от этих стратегий, по некоторым оцен­кам, достигла максимума приблизительно в 5 млрд.$ в
2009 году и с тех пор упала примерно до 1.25 млрд.$ в 2012г. Растущее число HFT-игроков привело к возрос­шей конкуренции и меньшему количеству неэффек­тивности на рынке, которую можно было бы использо­вать. Рыночные регуляторы также ввели ограничения на высокочастотную торговлю в некоторых случаях, включая налогообложение в Италии всех HFT-сделок.

Примеры HFT-сделок

Высокочастотные игроки применяют множество различных стратегий, предназначенных, чтобы ис­пользовать в своих интересах рыночную неэффек­тивность. Так как эти сделки имеют алгоритмическую основу, исследователи могут определить их на рын­ке относительно легко. Модели, формируемые HFT- сделками, были в центре обширного исследования таких организаций, как Nanex, которые занимаются документированием рыночной активности для регу­ляторов и других заинтересованных сторон.

Диаграмма 1. Пример высокочастотной торговли.

Возможно, наиболее очевидно, что многие HFT- игроки полагаются на так называемые стратегии низ­кого времени ожидания получения прибыли. HFT- игроки с чрезвычайно быстрой связью, применяя такие вещи, как микроволновые сети, используют в своих интересах различие в цене, которую та же самая

акция может иметь на разных биржах. Эти различия могут по отдельности быть очень маленькими, но в це­лом общая прибыль от всех сделок может достигать очень внушительных значений.

HFT-игроки фокусируются на операциях мар­кет-мейкеров и стремятся зарабатывать на спрэдах между ценой спроса и предложения. Например, HFT- компании могут разместить лимит-ордера для покуп­ки или продажи, чтобы заработать на бид-аск спрэде. Некоторые биржи также предлагают выплаты рыноч­ным участникам, желающим выступить маркет-мейке­рами по относительно неликвидным ценным бумагам, обеспечивая еще одну возможность генерировать ав­томатизированную прибыль.

HFT-трейдеры могут использовать в своих инте­ресах арбитражные возможности, вроде событийного или статистического арбитража, также используя авто­матизированные алгоритмы. Например, может быть рыночное расхождение в оценке между внутренними и номинированными в долларах казначейскими обя­зательствами или спот- и форвардным курсом валюты. HFT-трейдеры могут генерировать прибыль, покупая один актив и продавая другой, пока разница между ними не будет закрыта.

Все эти стратегии сосредоточены на получении маленькой прибыли от неэффективности рынка, ко­торая через какое-то время достигает достаточно су­щественных сумм. Учитывая тысячи или миллионы сделок, совершаемые каждый день, один пенни на сделке может в итоге принести миллионы долларов.

Риск и вознаграждение

Высокочастотная торговля может принести суще­ственную прибыль при относительно низком риске, так как эти стратегии вовлекают очень небольшой риск и вы­сокое отношение Шарпа. Например, HFT-трейдеры, за­рабатывающие на арбитраже, несут исключительно низ­кие риски, так как они не используют никаких рычагов и одновременная покупка и продажа устраняет любые ри­ски, связанные с конкретным рыночным активом.

Проблема возникает, когда компьютерные алго­ритмы, используемые для торговли, становятся подвер­жены ошибкам. Например, «Knight Capital Group» поте­ряла 440 млн.$ всего за 45 минут при попытке изменить ее алгоритмы, чтобы эффективно конкурировать про­тив новой программы NYSE, запущенной в тот же самый день. Технический сбой привел к «безумной» торговле и почти вызвал финансовый кризис.

 

Диаграмма 2. Результат торговли HFT-алгоритма за одну секунду.

HFT-фирмы также сталкиваются с растущей кон­куренцией, что делает рынки более эффективными и ограничивает потенциал прибыли. Некоторые экспер­ты оценивают, что прибыль от этих стратегий упала с пи­кового значения в 5 млрд.$ в 2009 до приблизительно 1.25 млрд.$ в 2012 году, поскольку остается все меньше неэффективности для эксплуатации и все большее чис­ло HFT-компаний стремятся получить свою долю пирога.

Противоречие и регулирование

«Мгновенный крах» 6 мая 2010 года подготовил поч­ву для более глубокого исследования воздействия высо­кочастотной торговли. В тот день индекс DJIA резко упал примерно на 1.000 пунктов или 9% в течение считанных минут, показав самое большое дневное снижении за всю историю индекса. Регуляторы SEC и CFTC пришли к выво­ду, что в значительной степени за этот крах были ответ­ственны высокочастотные торговые алгоритмы.

В правительственном отчете указывалось, что большой взаимный фонд начал продавать как обыч­но большие объемы контрактов E-Mini S&P 500, что исчерпало спрос доступных покупателей и вызвало агрессивные продажи HFT-фирм. Тогда HFT-алгоритмы на основе арбитража начали покупать контракты e-mini и продавать эквивалентные объемы акций на фондовых рынках и затем, в конечном счете, начали покупать и продавать друг другу.

Регуляторы также заинтересовались опережаю­щей торговлей HFT-фирм. Генеральный прокурор Нью- Йорка Эрик Шнайдерман обвинил HFT-компании в инсайдерской торговле, хотя глава SEC Мэри Уайт на­стаивала, что использование компьютерных алгорит­мов для опережения других инвесторов не является инсайдерской торговлей. Тогда Служба по регулирова­нию финансовых услуг (FINRA) предложила, чтобы SEC, по крайней мере, рассмотрела требование по реги­страции HFT-фирм, чтобы избежать системных рисков.

Заключение

Высокочастотная торговля вовлекает быструю по­купку и продажу ценных бумаг, чтобы капитализировать на рыночной неэффективности. Часто эта неэффектив­ность происходит в виде арбитражных или событийных возможностей, либо просто применяются стратегии с небольшим временем ожидания, которые используют в своих интересах более быстрый доступ к информа­ции. Популярность высокочастотной торговли снижает­ся с 2009 года, но все равно составляет большую часть торговли на американских фондовых рынках.

Некоторые регуляторы были обеспокоены суще­ственным влиянием HFT-фирм на рынки, что наклады­вает определенный уровень системного риска, в то вре­мя как другие заинтересовались получением прибыли HFT-фирмами за счет опережающей торговли. Это при­вело к введению ряда дополнительных требований к деятельности таких компаний. Через какое-то время могут быть введены и другие меры по регулированию активности HFT-фирм, что может еще больше ограни­чить их участие в торговле на финансовых рынках.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *