Политические риски Еврозоны: месячный обзор от CIBC

Сначала была угроза «Грексит», затем она сме­нилась «Брексит». Сейчас возникли новые термины — «Фрексит» и «Итексит», из-за политической неопреде­ленности в этих странах. Однако, американские рынки, кажется, не обращают особого внимания на новые угро­зы в Европе, будучи озабочены изменениями в самих Соединенных Штатах.

Столь очевидное «самодовольство» пока было оправдано, но грядущие политические события несут риски для североамериканских экономик, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Возможно, события в Европе и не выглядят столь важными для экономики той же Канады. В конце концов, лишь 8% канадского экспорта направляется в Европу, и почти половина из этого идет в Великобританию.

Но, стремление диверсифицировать экспорт и не­давнее подписание договора CETA увеличивает важность этого экспорта для Канады. Кроме того, расширяющийся дефицит с Евросоюзом вносил существенный вклад в об­щий торговый дефицит последних лет. В то время, как это оказало не столь существенное влияние, как падение цен на нефть, медленный рост европейского спроса и слабо­сти единой валюты привели к ухудшению торгового ба­ланса Канады почти на 9 млрд.$ в период 2011-2016гг.

Изменение торгового баланса Канады.

Также есть потенциальные риски европейской не­определенности для финансовых рынков. В то время, как пока это особо не проявлялось, стоит взглянуть на последствия европейского кризиса конца 2011/начала 2012гг. Снижения европейских акций и евро в течение этого периода было довольно существенным.

Однако, фондовый индекс TSX также пострадал, в значительной степени, из-за падения цен на нефть, так­же, как и канадский доллар. Большинство тех тенденций развернулись только после того, как Марио Драги 26 июля 2012 года обязался сделать «все необходимое», чтобы спасти евро. Хотя мы не ожидаем, что текущая не­определенность может иметь такой же эффект для фи­нансовых рынков, все же могут быть некоторые послед­ствия для американских фондовых и товарных рынков.

Неопределенность в ближайшее время

Даже при том, что риски, связанные с выборами в Нидерландах, прошли, все еще остаются политиче­ские риски, включая новые (Франция) и старые (Греция)
опасения, которые могут негативно отразиться на не­давнем улучшении деловых настроений в Еврозоне. Президентские выборы во Франции все более и более напоминают гонку двух лидеров между центристом Эммануэлем Макроном и лидером Национального фронта Марин Ле Пен. Однако, это не означает, что фи­нансовые рынки не отреагируют, если, как ожидается, Марин Ле Пен удастся пройти первый раунд 23 апре­ля. Учитывая ее выступления против ЕС, любое увели­чение вероятности ее победы может оказать давление на евро и также иметь более широкие последствия для фондовых рынков.

Риски, исходящие от Греции, также могут возоб­новиться в ближайшие месяцы. В то время как многие страны Еврозоны, даже периферийные, недавно де­монстрировали экономический подъем, это не косну­лось Греции, где уровень безработицы сейчас составля­ет более 23% и экономика, фактически, сократилась в четвертом квартале 2016г.

Соответственно, этой стране понадобятся новые финансовые вливания прежде, чем в июле наступит срок выплат по долгу. В то время, как вполне вероятно, что к тому времени решение будет согласовано, рыноч­ные спекуляции вокруг последнего раунда переговоров могут сказаться на отношении инвесторов к европей­ским рынкам.

Долгосрочная стабильность Однако, политическая ситуация в Европе может вновь выглядеть немного спокойнее после объявления нового Президента Франции 7 мая. В то время как опро­сы показывают довольно близкие результаты, шансы недавно сдвинулись в пользу центриста Макрона (до 55%) и снизились у Ле Пен (30%), подавая надежду, что сторонники других кандидатов сплотятся вокруг него в последнем туре.

Конечно, политические комментаторы и аналити­ки не могут похвастаться опытом точного предсказа­ния результатов выборов, особенно после недавнего примера с президентскими выборами в США. Но есть ключевые различия между Францией и Соединенными Штатами. Поскольку заключительный раунд во Франции — это гонка с двумя претендентами, то нет тех же самых возможностей для третьего кандидата, чтобы повлиять на результат. Например, в некоторых ключе­вых штатах число голосов за третьего кандидата пере­вешивало голоса за Трампа.

Кроме того, в то время как нет никаких гарантий, что так будет и сейчас, Франция имеет историю более высокой явки избирателей, чем в США, ограничивая возможности более радикального кандидата.

Влияние третьего кандидата в некоторых штатах (слева) и явка избирателей в США и Франции.

Датой 7 мая выборный год в Европе не заканчива­ются, учитывая, что Германия должна провести свои вы­боры в сентябре. И недавно предвыборная гонка там стала намного интереснее. Вслед за решением партии SPD выдвинуть Мартина Шульца кандидатом на пост Канцлера, партия получила примерно 10% сторонни­ков и теперь идет вровень с Христианскими демократа­ми Ангелы Меркель. Привлекательность Шульца объяс­няется тем фактом, что он является узнаваемым лицом, так как был Президентом Европейского парламента, и не был связан с недавней непопулярной политикой не­посредственно в Германии.

В то время, как это очевидно увеличивает неопре­деленность относительно того, кто будет управлять по­сле выборов, это может фактически придать положи­тельный импульс экономике Германии и Еврозоны в целом.

Германия была одной из немногих стран, имею­щих профицит бюджета (см. диаграмму ниже), и вме­сто того, чтобы сократить долг, избиратели теперь при­зывают использовать его для поддержания экономики. Канцлер ФРГ Ангела Меркель для завоевания симпатий избирателей уже предложила сократить налоги при­мерно на 6 млрд.€. Мартин Шульц, который обраща­ется к левой части избирателей, призвал использовать деньги для увеличения инвестиций и повышения по­собий по безработице. Вне зависимости от результата, Еврозона, кажется, может получить определенную дозу финансовых стимулов от Германии, недостаток которых она испытывала в последние годы.

Бюджетный профицит Германии (слева) и направления его использования.

Италии не до смеха

Политическая ситуация в Италии очень серьезная, даже при том, что Премьер-министр Паоло Джентилони обеспечил некоторую кратковременную стабильность после отставки бывшего Премьер-министра в резуль­тате декабрьского референдума. Новые выборы мо­гут пройти задолго до крайнего срока в мае 2018 года, при лидирующем, согласно недавним опросам, комике Беппе Грилло из Движения пяти звезд.

Однако, это не обязательно подразумевает, что Движение пяти звезд войдет во власть и выведет Италию из Европейского союза. Для начала надо по­нять, что причина, по которой эта партия лидирует в не­давних опросах, не столько связана с ростом ее под­держки, а скорее с фрагментацией Демократической партии, поддержка которой уменьшается. Тем не ме­нее, в случае коалиции или обычного правительства меньшинства, более вероятно, что прежние коллеги пе­регруппируются, нежели Беппе Грилло сможет найти достаточно сильного партнера.

И затем есть факт, что, несмотря на популярность Движения пяти звезд, итальянцы, согласно опросам, в большинстве своем относятся к самых ярым сторон­никам ЕС. В результате, если позиция страны по член­ству в Евросоюзе должна будет получить подтвержде­ние через референдум, лагерь «остающихся» все еще, похоже, имеет преимущество. Кроме того, референдум требовал бы, чтобы многие препятствия были преодо­лены, включая большинство из двух третей, чтобы из­менить конституцию. Как ни странно, выход Италии из ЕС, возможно, был бы проще, если бы декабрьский ре­ферендум, фактически, достиг противоположного ре­зультата, поскольку это предоставило бы больше вла­сти любому будущему правительству.

Поддержка политических партий в Италии (слева) и разница между сторонниками
и противниками ЕС

Возврат к экономике

Политические риски вполне могут вернуться и ока­зать влияние на настроение в отношении Европы и евро в ближайшие месяцы. Однако, учитывая, что Марин Ле Пен, вряд ли, в конечном счете, выиграет во Франции, а Италии еще далеко до выхода из ЕС, даже с получив­шим поддержку в опросах Беппе Грилло, политический фон должен стать более спокойным во второй полови­не года. Рынки тогда смогут больше сосредоточиться на улучшающихся экономических факторах в регионе, включая тенденции роста в периферийной Европе и от­ступающие риски дефляции, на которые чиновники ЕЦБ уже начали обращать внимание, поскольку они наде­ются свернуть программу количественного ослабления и, в конечном счете, поднять процентные ставки.

Дополнительное улучшение может произойти, благодаря финансовой поддержке в Германии. Таким образом, после снижения в ближайшее время, мы ожи­даем, что евро будет одним из лидеров среди основ­ных валют в этом году, и пара EUR/USD завершит год на уровне 1.12, с дальнейшим ростом в 2018г.

Прогноз процентных ставок и валютных курсов

2015-06-26_1-49-55

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *