После «Brexit»

brexitМарк Гилберт является обозревателем и членом редакторского совета агентства «Bloomberg View». Он рабо-тает в «Bloomberg News» с 1991 года, и недавно стал шефом лондонского бюро. Марк является автором книги «Заговор: как жадность и сговор сделали кредитный кризис непреодолимым».

Решение граждан Великобритании оставить Европейский союз, кажется, замедляет глобальное восстановление. Но ответная политика правительства обеспечивает внутренней экономике более сильную опору, чем прежде, ограничивая отрицательное воздействие «Brexit» на остальную часть мира. Великобритания, ранее являвшаяся европейским эталоном «ограничительной» политики, теперь дает Банку Англии возможность приложить все необходимые монетарные усилия, с дополнительным применением фискальной политики.

Международный валютный фонд назвал «Brexit» небольшой модернизацией в перспективе этого года, заявив недавно, что мировая экономика расширится на 3.1%, так же как и в прошлом году. «Реальный эффект «Brexit» проявится постепенно через какое-то время, добавляя элементы экономической и политической неопределенности, которая может рассеяться только через много месяцев», заявил главный экономист Международного валютного фонда Морис Обстфелд. Тем не менее, воздействие непосредственно на Великобританию будет сильнее.

Международный валютный фонд полагает, что рост британской экономики замедлится до 1.3% в 2017, по сравнению с 1.7% в текущем, что хуже прогнозируемых темпов роста для
Еврозоны в 1.4%. Даже прежде, чем стать Премьер-министром, Тереза Мэй объявила, что усилия по получению профицитного бюджета к 2020 году будут оставлены. Это очень отличается от риторики бывшего Министра финансов Джорджа Осборна, который 15 июня грозился ввести еще большее снижение расходов и более высокие налоги, если страна на референдуме проголосует в пользу «Brexit».

Задача, с которой столкнулось британское правительство, состоит в том, чтобы не позволить политической драме перерасти в экономический кризис. Британцы более пессимистичны относительно своих финансовых перспектив, чем когда-либо за прошлые
два с половиной года, согласно июльскому обзору домохозяйств. Также после голосования возросла неуверенность бизнеса, согласно обзору Банка Англии деловых условий – примерно треть компаний ожидают отрицательное воздействие на наем персонала и инвестиции в наступающем году. И обзор Казначейства Великобритания, опубликованный неделю назад, показал, что независимые аналитики теперь прогнозируют рост только на 0.8% в следующем году, что ниже консенсуса месячной давности в 2.1%.

Попытка распутывать сложную сеть причин, почему британцы проголосовали в пользу выхода из Евросоюза – занятие бесперспективное. Беспокойства относительно иммиграции, преувеличенные опасения «потери суверенитета» и постоянное желание растормошить собственное правительство — все это сыграло свою роль. Но есть ощущение, что предполагаемые торговые выгоды от членства в ЕС не проявились
в улучшении чувства экономического благосостояния (особенно под руководством Осборна), что, несомненно, отразилось на настроении жителей «туманного Альбиона».

Институт фискальных исследований неделю назад опубликовал отчет по жизненному уровню в Великобритании. На диаграмме ниже показано, что произошло с доходами домохозяйств за прошлое десятилетие. Там сделано разделение на возрастные группы с расчетом до расходов на жилье (BHC) и после (AHC). Другими словами, работающие британцы не имели повышения дохода за прошлые 10 лет.

Основной приоритет правительства должен состоять в том, чтобы начать разворачивать эту ситуацию. Это потребует много различных фискальных мер – большего управления инвестициями, чем предыдущая администрация когда-нибудь предпринимала.

Приблизительно 44% глобальных инвесторов рас-ценивают глобальную фискальную политику в насто-ящее время как слишком ограничительную, согласно обзору, опубликованному недавно Банком Америки. Этот отчет основан на ежемесячных опросах, соглас-но главному инвестиционному стратегу банка Майклу Хартнетту. Он предполагает, что менеджеры фондов теряют веру в эффективность монетарной политики и количественного ослабления для предотвращения возобновления спада.

Новый Министр финансов Соединенного Королевства Филипп Хаммонд заявил на прошлой не-деле, что он не будет торопиться сменить курс и до-ждется своего осеннего отчета, чтобы изложить свою позицию. Но его комментарии, что центральный банк должен дать «первоначальный ответ» потрясению от «Brexit», предполагает возможности для второго отве-та уже на фискальном фронте, и мог бы также помочь объяснять, почему центральный банк немедленно не уменьшил расходы по займам на своем заседании в середине июля.

Фьючерсный рынок (который ошибся относитель-но последнего решения), предполагает, что трейде-ры ставят на 87%-ые шансы, что Банк Англии сократит ставку с 0.5% до 0.25% на своем заседании 4 августа. Но опыт Европейского центрального банка и Банка Японии показывает, что отрицательные ставки не мо-гут восстановить уверенность потребителей и бизнеса.

Так что, остается надеяться, что новая админи-страция обладает необходимой решительностью, что-бы изменить направление и ослабить фискальную по-литику, например, финансируя больше скоростных железных дорог и улучшая инфраструктуру на севере, или стимулируя развитие приливных электростанций в лагунах и заливах страны. Пауза в политике «воздер-жания» послужила бы сигналом, что доминирующая правительственная политика, проводимая в послед-ние годы, меняется – и это именно то, в чем нуждает-ся страна.

2015-06-26_1-49-55

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *